На главную   Стихи   Книги   Сказки   Обмен ссылками   Мои странички

 

   баллада о поморах

[1]

 

 

Струны тихо напевают

Для уставшей, для души,

Пальцы их перебирают

В этот час в ночной тиши.

Мы правдивую былину

Пропоём тебе сейчас,

Говорю, как отче сыну,

Чиста правда сей рассказ.

 

 Сколько песен было спето,

 Сколько песен не допето,

 Этим песням нет числа

 Про минувшие дела.

 Но в плену у доброй воли

 Вновь рождаются герои,

 Чтобы подвиги свершать.

 Нам про это песнь слагать.

 Новый мы рассказ начнём,

 Тихо песню пропоём

 Не о трусах, не о ворах,

 А о доблестных поморах,

 Что морскую жизнь ведут,

 Рыбной ловлею живут.

 Ну, а коль чего случится,

 То сумеют защититься

 (Лук и меч всегда с собой)

 Смело вступят в ратный бой.

 И не жди уж враг пощады,

 Коль они тебе не рады,

 Словно волки, рвутся в драку,

 В абордаж, айда в атаку!   [1]

 А без ратной суеты -

 Добродушны и просты.

 Точно так же дружно жили

 И нисколько не тужили

 Десять славных молодцов,

 Десять опытных бойцов.

 На ладье ходили в море,   [2]

 На бескрайнем на просторе

 Сетью рыбу добывали,

 После рыбу продавали,

 А на выручку - в трактир,

 И устраивали пир.

 

 Так и жили моряки.

 И за острые клинки

 Приходилось часто браться

 Да в лихом бою сражаться

 С тем, кто сам на бой идёт

 И разбойну жизнь ведёт.

 Вот в ладье они плывут,

 Дружно вёслами гребут,

 Возвращаются с уловом.

 В море северном, суровом

 По волнам ладья идёт,

 Как лебёдушка плывёт.

 А в носу ладьи стоит

 И сурово вдаль глядит

 Святослав, моряк бывалый,

 Да и силушки немалой

 И умом не обделён -

 Самым главным был здесь он!

 Дальше спины распрямляют

 Да на вёсла налегают

 Братья Яков и Данило,

 Много силушки в них было!

 Дальше верные друзья -

 Александр да Илья!

 Далее Егор с Иваном

 Да Ерёма со Степаном!

 На корме с веслом стоял

 И ладьёю управлял

 Старый кормчий Михаил.

 Невелик он ростом был,

 Но коль меч он в руки брал

 Да в кровавый бой вступал -

 Враг бежал уж без оглядки,

 Только лишь сверкали пятки!

 Славным воином был он,

 И в бою не превзойдён!

 Ветер парус наполняет

 Судно волны рассекает,

 А ребятушки гребут,

 Дружно песенки поют.

 Что за славная дружина!

 Не страшна им ни стремнина,

 Ни жестокая война -

 Дружба крепкая сильна!

 Дружно песню напевают

 Да на вёсла налегают:

 С песней ведь намного легче.

 Вот уж берег недалече.

 По волнам ладья летит,

 Как лебёдушка, парит.

 Подплывали, приставали,

 Судно быстро разгружали,

 Приезжали на базар,

 Продавали свой товар.

 Опосля они с деньгами

 Да с весёлыми друзьями

 Дружно шли гурьбой в трактир

 И устраивали пир.

 Там гуляли, веселились,

 Вина там рекою лились:

 За погибших пьют бойцов

 Да за подвиги отцов.

 И в разгар пирушки этой

 Весь в тряпьё зашёл одетый,

 К ним подсел старик седой,

 С рассечённою губой,

 С пышной бородой косматой

 Да главой седой, лохматой,

 Да без правой, без руки.

 Тут конечно моряки

 Старца вдоволь угостили,

 Напоили и спросили:

«Путь куда, старик, ведёшь,

 Чем в миру, отец, живёшь,

 Чем был раньше знаменит?»

 Мудрый старец говорит:

«Знаменит я был когда-то,

 Жил красиво и богато,

 Долго плавал по морям

 К иноземным берегам.

 В бой вступал, как лев, я смело,

 Рыбу я ловил умело,

 А сегодня старый стал,

 Деньги быстро промотал,

 Крова тоже не имею.

 Много я чего умею,

 Только силы уж не те

 И не нужен я нигде.

 Так что по миру скитаюсь,

 По трактирам побираюсь:

 Там накормят, напоят

 Да и на ночь приютят!»

 Святослав сперва молчал

 И, подумав, отвечал:

«Да, мы тоже знамениты,

 Руки кровушкой омыты.

 Горя горького сполна

 Мы хлебнули, старина,

 А теперь живём мы славно,

 Жизнь течёт, как речка, плавно,

 Но, признаться надо в том:

 Очень скучно мы живём.

 Рыбу в море добываем,

 Продаём -  затем гуляем,

 Сладко спим, затем опять -

 В море рыбу добывать.

 А для молодца лихого

 Всё же хочется иного:

 Приключений что ль каких,

 Только где сыскать-то их.

 Всё спокойно нынче стало,

 И разбоя что-то мало.

 Уж сегодня моряки

 Не берутся за клинки,

 Но, видать, судьба такая», -

 Молвил Святослав, вздыхая.

 Молча чарку наливает

 И до дна опорожняет.

 Мудрый старец отвечал:

«Вот недавно я слыхал,

 Что в бескрайнем океане

 Чёрный остров есть в тумане,

 Возле мысов вознесенья

 Да Господнего спасенья,

 Подле трёх могучих скал.

 Кто на остров попадал,

 Тот уже не возвращался.

 То ли с чёртом он встречался

 Или же с морским царём,

 Я не ведаю о том.

 Знаю только, что в пещере,

 Что на острове в ущелье

 Уйма всякого добра:

 Золотишка, серебра.

 Чьё оно - никто не знает,

 Всяк его добыть мечтает,

 Только тщетно.  То добро

 Больно спрятано хитро.

 Много было сорванцов

 И лихих сорвиголов,

 Что добыть добро пытались.

 Только вот не возвращались

 Больше смельчаки назад,

 Может, там дорога в ад?

 Что на острове - кто знает,

 Кто же тайну разгадает,

 Кто откроет сей секрет?

 Но пока ответа нет.

 Жалко, братцы, стар я стал,

 Сам судьбу бы испытал,

 Только мне уж не под силу -

 Мне дорога лишь в могилу.

 Но зато под силу вам,

 Храбрым вольным морякам.

 Моряки уж не гуляли,

 Отворивши рты, внимали

 Всё, что им вещал старик.

 Святослав главой поник,

 Не спеша на ноги встал

 И решительно сказал:

«Что ж, братишки, выпал случай

 Русской грудию могучей

 Чёрну тайну сокрушить,

 Ратный подвиг совершить.

 И сокровище несметно,

 Столь желанно и заветно,

 Попытаться раздобыть.

 После - честно разделить.

 Приключения опасны,

 Все ль в поход идти согласны?»

 Моряки тут закричали

 И, заспорив, отвечали.

 Первым молвил Михаил,

 Он понуро говорил:

«Нам туда идти не стоит,

 Там нечистый козни строит.

 Не возьмёшь его мечом,

 Заплутаем, пропадём!»

 Александр молвил смело:

«Надо браться нам за дело!»

 Яшка с Ванькою кричат:

«Пусть нас черти не страшат,

 Сквозь напасти мы прорвёмся

 И домой ещё вернёмся!»

 Еремей сидел молчал,

 А Данилушка кричал:

«Гоже ль нам чертей боятся?

 Пусть они уж нас страшатся!»

 Так галдели всей гурьбой.

 Святослав своей рукой

 Стукнул по столу и встал,

 И решительно сказал:

«Решено, идём, друзья,

 В чужеземные края.

 Смерти нечего боятся.

 Утром, стало быть, сбираться

 Надо, братушки, в поход.

 Вот уж полночь настаёт -

 Почивать ложитесь, братцы,

 Надо нынче отсыпаться.

 День тяжёлый предстоит -

 Дело выгодой сулит».

 И пошла команда спать,

 До рассвета почивать.

 Спали крепко, словно дети,

 И на утро на рассвете

 Вместе с солнышком поднялись,

 И за дело дружно взялись.

 Побежали моряки,

 Тащат грузные мешки,

 Продовольствие таскают,

 Судно снедью загружают!

 И вот, в церкви помолившись,

 Божьим словом заручившись,

 Все с друзьями попрощались

 И в дорогу отправлялись.

 В дерзкий доблестный поход

 Судно двинулось вперёд.

 Ветер парус наполняет,

 За кормою берег тает.

 Был далёк их трудный путь,

 Дайте лишь передохнуть.

 И, что дальше было там,

 Всё поведаю я вам!

 

        *    *    *

 Вот на небе солнце встало.

 Что ж, видать, пора настала

 Нашу сказку продолжать.

 Поспеши, дружок, внимать.  

 По волнам корабль мчится,

 Вот уж минула седмица.  

 Пляшут волны за кормой,

 И настал лишь день восьмой -

 Тучи небо затянули,

 Ветры северны подули,

 Хлещет дождь, и гром гремит.

 Судно на бок уж кренит.

 И в бесовском танце, жгучем,

 В море пенистом, ревущем

 То навесом, то накатом,

 Вторя громовым раскатам,

 Волны дружно заплясали

 И тотчас стеной вставали!

 Ветра вой, и скрип снастей

 Да надрывный крик людей:

«Паруса скорей сверните,

 Груз прочнее укрепите,

 Вёсла взяли, ну, дружней,

 Поднажали, веселей!»

 Моряки уж знали дело

 И работали умело:

 Паруса тотчас скрутили,

 Груз умело закрепили

 Да на вёсла налегли.

 Все старались, как могли.

 Судно больше не кренило,

 Словно щепочку носило,

 По могучим, по волнам,

 Что подвластны злым ветрам.

 А повсюду рифы, мели,

 Но вот на небе узрели

 Люди чудо из чудес -

 Ангел к ним сошёл с небес,

 Шестикрылый Серафим,

 Ореол сиял над ним.

 Над волнами он парил,

 Громогласно говорил:

«О, одумайтесь, друзья,

 Упредить вас послан я.

 Не гонитесь за добром,

 За червонным серебром,

 Не добыть его вовеки.

 Воротитесь, человеки,

 Поскорее по домам,

 К славным родным берегам.

 Ничего вы не найдёте,

 Только гибель обретёте,

 Как и многие до вас!»

 Так закончил ангел сказ.

 Вдруг взмахнул шестью крылами

И растаял над волнами,

 Растворился, словно сон,

 Над ревущим морем он.

 А стихия бушевала,

 В небе молния сверкала

(буря, надобно сказать,

начинала утихать).

 Вот ещё одно мгновенье -

 Снова ветра дуновенье -

 И утихло всё кругом,

 Лишь мурлычут за бортом

 Волны, словно извиняясь,

 За кормою разбегаясь.

 Солнце на небе сияет,

 Пена на море играет.

 И пред взором рыбаков,

 Изумлённых моряков,

 Вдруг открылся дивный вид:

 Остров на море стоит,

 Возле мысов «Вознесенья»

 Да «Господнего спасенья».

 Подле трёх могучих скал

 Величаво он стоял,

 Но увидели поморы

 На том острове лишь горы.

 Где-то изредка лесок

 Да и тот был невысок.

 Михаил сказал: «Ребята,

 Хоть живём мы небогато,

 Но ведь всё же лучше жить,

 Чем вот так главу сложить

 На чужбинушке далёкой,

 Неприступной и жестокой.

 Клад не стоит ведь того,

 Может, нет здесь ничего.

 Нам ли с дьяволом тягаться,

 Нужно беса опасаться.

 Лучше судно развернуть

 Да скорей в обратный путь».

 Но его не поддержали,

 А напротив, возражали:


 «Ну послушай, Михаил, -

 Александр говорил, –

 Мы уже почти у цели,

 Что же нам теперь отселе

 Убираться нужно прочь

 Иль тебе уже невмочь?

 Что же, нужно возвратится?

 Не могу я согласиться

 Повернуть теперь назад!»

 Остальные все кричат:

«Это верно, что бежать?

 Надо золото искать.

 Зря ли мы сюда приплыли?»

 Так они и порешили.

 Вёсла дружно в руки взяли,

 Судно к острову помчали.

 Ладья по морю идёт,

 Как лебёдушка плывёт.

 Хмурый остров приближался

 И всё больше открывался

 Неприступный, мрачный вид.

 Склон туманом был укрыт.

 Грозно скалы возвышались,

 Рифы из воды вздымались,

 И повсюду скалы сплошь -

 Близко к ним не подойдёшь!

 А поморы всё гребут,

 Вокруг острова плывут.

 Между рифов пробираясь,

 Поминутно озираясь,

 Шли поморы не спеша,

 От волненья чуть дыша.

 Святослав в носу стоял,

 Вдруг расщелину меж скал

 Наш герой вдали приметил,

 Путь к расщелине наметил.

 Между скал они прошли

 И в расщелину вошли.

 Расступалися туманы,

 Только горы-великаны

 Возвышались по бокам.

 Жутко стало морякам.

 Путь-дорожка не видна,

 Лишь тумана пелена

 За бортом кругом белела.

 Тишина в ушах звенела.

 Тяжкий вздох да редкий хрип,

 Только вёсел мерный скрип

 Тишь-молчанье нарушал.

 Святослав в носу стоял,

 Но туман вдруг расступился,

 И глазам его открылся

 Живописный дивный вид:

 Берег солнцем был залит,

 Роща дивная стояла,

 Речка быстрая бежала

 Прямиком с вершины гор,

 Зелень, солнце и простор.

 Моряки сие узрели

 И мгновенно обомлели,

 Отворили даже рты

 От такой-то красоты.

 Наконец, они очнулись,

 Меж собой переглянулись

 И от радости такой

 Закричали всей гурьбой:

«Слава, слава небесам,

 Пособил Всевышний нам!

 Всё же есть Господь на свете!»

 Все смеялись, словно дети,

 Взяли вёсла и гребли,

 Что есть силы, как могли.

 Как стрела, корабль мчался,

 И их взору открывался

 Берег с быстрою рекой.

 Только, что там, Боже мой!

 Там у берега стояли,

 Из воды кой где торчали

 И лежали на мели

 Одиноко корабли.

 Ни живой души в округе,

 Лишь валяются кольчуги,

 Белы кости да щиты.

 Моряки, разинув рты,

 На сие с тоской смотрели.

«Вот добрались мы до цели.

 Здесь теперь и помирать?» -

 Михаил хотел сказать,

 Но, подумав, промолчал,

 Головой лишь покачал.

 А корабль, замедлив бег,

 Уперся в песчаный брег.

 Моряки тотчас сходили,

 Судно тут же укрепили

 И устроили привал.

 Кто-то песенку стонал,

 Кто дремал, а кто ходил,

 Кто оружие точил.

 Святослав сидел, вздыхая,

 Словно туча грозовая,

 Раздосадован и зол.

 Целый вечер так прошёл.

 Ночью той все крепко спали,

 Снов и тех уж не видали.

 Да до снов ли тут, сынок,

 Коль усталость валит с ног?!

 Вот рассвет уж настаёт,

 А измученный народ

 Как и прежде крепко спит

 Да тихонечко храпит.

 Да и нам уж спать пора.

 Завтра с раннего утра

 Будем сказку продолжать,

 А пока ложись-ка спать!

 

          *    *    *

 Вот поморы пробудились,

 Ключевой водой умылись.

 Святослав, зевнув, сказал:

«Славно, братцы, я поспал,

 Только хватит уж валятся -

 Нам пора в поход сбираться.

 Запасайтесь впрок водой

 Да и сытною едой.

 Пост нести чредою нужно,

 Пусть в дозор заступят дружно

 Наши верные друзья -

 Александр да Илья!

 Пусть вражину соглядают

 Да корабль подлатают.

 Остальной честной народ

 Весь со мной в поход пойдёт!»

 Так они и поступили:

 Отдыхали, ели, пили,

 Собирали живо снедь

 И, к закату чтоб успеть,

 Отправлялися в поход.

 Святослав вперёд идёт,

 За собой ведёт дружину

 В ту заветную долину,

 С коих мест течёт река,

 Широка и глубока.

 Долго шли они лесами

 Да цветущими лугами,

 Редко делали привал

 И пришли к подножью скал.

 На ночлег остановились

 И опять в поход пустились

 Шли по местности крутой

 Друг за другом чередой.

 Скалы на пути вставали,

 Путь ущелья преграждали,

 А гора та высока -

 Убегает в облака!

 И, взирая с этой кручи,

 На которой ходят тучи,

 Наши парни шли вперёд.

 День за днём чредой идёт.

 Ветры северные пели,

 Превращались дни в недели,

 А пещеры нет нигде,

 Только скалы лишь везде!

 Шли вперёд они чредою

 Узкой горною тропою.

 Каждый сильно утомился.

 Вдруг Ванюша оступился

 И, издав надрывный крик,

 Полетел в обрыв в тот миг.

 Мог бы насмерть он разбиться,

 Только всё же ухватиться

 В выступ каменный рукой

 Ухитрился наш герой.

 Кровь от страха холодела,

 А рука его слабела.

 Миг тянулся, словно год,

 Пальцы соскользнут вот-вот!

 И вся жизнь его тотчас

 Пред глазами пронеслась!

 Все котомки побросали

 И к Ивану побежали.

 Тут Ванюшу Михаил

 За запястие схватил,

 От натуги застонал,

 Но держал, не отпускал!

 Остальные подбежали,

 Михаилу помогали.

 Ваню наверх вволокли

 И от гибели спасли.

 Долго вновь они блуждали,

 Тридцать дней почти искали

 Ту пещеру с серебром

 Да невиданным добром!

 Только, сколько ни ходили,

 Только лапти износили,

 Но пещеру не нашли

 И ни с чем назад пошли.

 Вот они назад идут,

 Думы чёрны их гнетут.

 Нет в душе у них покою.

 Молча шли они гурьбою,

 И промолвил Михаил:

 «Я ж вам, братцы, говорил:

 Ничего мы не найдём,

 Только сами пропадём!»

 Святослав ответил: «Верно,

 Положенье наше скверно.

 Ну, да что теперь пенять

 Да на чудо уповать?

 Надо, братцы, возвращаться

 Да с мечтою распрощаться -

 Так назначено судьбой!»

Покачал он головой.

 «Вон расщелина меж скал!» -

 Громко Яков прокричал.

«Где?» «За теми вон камнями,

Вековыми скрыта мхами!»

 Стёпка молвил: «Так и есть!

Ну, хвала тебе и честь,

Зоркий глаз, младой, орлиный,

Неусыпный, соколиный!»

 Восхваляли все юнца,

 Молодого удальца.

 Все тут воодушевились

 И к расщелине пустились.

 Надоело морякам

 Уж скитаться по горам.

 Вот они уже у цели

 И провал в скале узрели.

 Святослав промолвил: «Вот

В ту пещеру тайный вход!

Ладно, братцы, не зевайте,

В ближню рощицу ступайте.

Туески там смастерите   [3]

Да смолицы наберите.

Из развесистых сучков

Нарубите факелов

И, в смолу их опустив,

Хорошенько просмолив,

Хорошенько просушите

И назад скорей идите.

Надо братцы поспешать,

Нам негоже больше ждать!»

 И пошли друзья в лесок

(Тот был благо недалёк).

 Святослав один остался,

 У пещеры дожидался,

 Вход в пещеру охранял

 Да на мху сидел, скучал.

 Остальные не скучали:

 Бересты с берёз надрали,

 Вместо ниток взяв прутки,

 Смастерили туески.

 В них набрав смолы еловой,

 А затем смолы сосновой,

 Нарубив сперва сучков,

 Насмолили факелов.

 Топоры в лесу стучали

 Да сучки кругом трещали

 В этих девственных лесах,

 Нагоняя лютый страх

 На оленей благородных,

 На волков, всегда голодных,

 И на всех других зверей,

 Что не видели людей.

 А поморы не скучали,

 Факела изготовляли.

 Хорошенько просушили,

 По мешкам их разложили,

 И к пещере понесли,

 Только к вечеру пришли.

 Разводили костерок,

 Тёплый летний ветерок

 Нежно волосы трепал,

 Месяц на небе сиял.

 У костра отхарчевали,

 А потом заночевали.

 Звёзды светят морякам

 Отдохнуть пора и нам!

 

          *    *    *

 Моряки спокойно спали,

Звёзды на небе сияли.

 Вот уж утро настаёт,

 К завершенью ночь идёт.

 Лишь зарница занялась -

 Вся команда поднялась.

 После дружно ели-пили

 И, когда перекусили,

 Запалили факела -

 Тьма в пещере той была.

 Не страшила мгла поморов!

 И без лишних разговоров

 Смело шли они вперёд!

 Сколько трудностей их ждёт?

 Сколько тайн в той пещере,

 Неразгаданных доселе?

 Первым Святослав шагал,

 Факел над главой держал.

 Остальные следом шли,

 На плечах мешки несли,

 В коих снедь да факела -

 Расступалась чёрна мгла!

 Открывался дивный вид:

 Тихо ручеёк журчит,

 Сталактиты, сталагмиты,

 Камни, древним мхом укрыты,

 И от всполохов огней

 Пляшут тысячи теней.

 Возле свода дым клубится,

 Кое-где ледок искрится

 И сияет белизной,

 Синевой, голубизной.

 Все смотрели изумлённо

 На красу заворожено,

 Осторожно шли вперёд.

 Вот вдали уж скрылся вход.

 Все смотрели в темноту,

 Но не только за версту,

 Но в шагах уж в десяти

 Тьма вставала на пути.

 Ничего не видно было -

 Мгла поморов обступила.

 Ярко светят факела,

 И пред ними чёрна мгла

 Неохотно отступала,

 Позади стеной вставала

 И стеною впереди -

 Сердце бьётся уж в груди!

 Не страшила тьма героя,

 Он, мятежный, ищет боя!

 И поморы шли вперёд.

 Факела коптили свод.

 И при свете их вставали,

 И дорогу преграждали

 То подземные каналы,

 То частичные завалы,

 Трещины, укрыты льдом,

 Скользкий и крутой подъём.

 Но поморы не сдавались,

 Метр за метром продвигались.

 И пред ними предстаёт

 Ледяной огромный грот.

 Стены словно расступились,

 И поморы очутились

 В беспросветной темноте,

 Бесконечной пустоте.

 Свод и тот исчез во мраке.

 Лишь овраги, буераки

 Да расщелины кругом,

 Что укрыты белым льдом.

 Лишь глаза во тьме светились,

 И под сводом шевелились

 Миллионы серых тел.

 И, как сотни острых стрел,

 На людей они помчались,

 Кровожадно в плоть впивались,

 Разбивались о щиты.

 И средь этой суеты

 Кто как мог уж укрывался,

 Факелами отбивался.

 Все бежали прямиком

 По пещере той бегом.

 Стая бестий не зевала,

 Ни на шаг не отступала.

 Защищались моряки,

 Вынув острые клинки.

 Жгли тех тварей факелами,

 Били острыми клинками,

 Но не меньше их ничуть!

 Только вдруг поморам путь

 Преградило столь широко,

 Столь студёно и глубоко

 Чисто озеро во тьме.

 Словно не в своём уме,

 Факела все побросали,

 Быстро в озеро ныряли

 И сидели под водой

(Знать им это не впервой!).

 И, спасясь в воде холодной,

 От той стаи злой, голодной.

 В озере, что в даль ведёт,

 Все по дну искали брод,

 Все по грудь в воде шагали,

 Над главой мечи держали.

 Запалили факела -

 Холодна вода была!

 Зубы моряков стучат,

 Все от холода дрожат.

 Лишь вода кругом была,

 Да ещё немая мгла,

 Да испарина клубилась.

 Часто плыть им приходилось

 Иль по грудь в воде идти.

 Наконец, на их пути

 Показался долгожданный,

 Столь заветный и желанный,

 Берег, скользкий и крутой,

 Омываемый водой.

 Моряки приободрились

 И скорей к нему пустились,

 Только берег слишком крут

 И не выбраться им тут!

 Михаил сказал: «Ребята,

Говорил я вам когда-то,

Что сюда не стоит плыть,

Ну, да что там говорить?!

Вы, друзья, не унывайте,

Мне на плечи полезайте.

Смелый, ловкий человек

Сможет выбраться на брег,

Не теряя бодрость духа.

Полезай-ка ты, Ванюха!»

 Ваня темя почесал

 И на плечи полезал

 Михаилу, тот поднялся.

 Ваня еле удержался,

 Ухватившись за уступ,

 Только крик сорвался с губ.

 На уступе подтянулся,

После ловко изогнулся,

 Уперся ногой умело

 И наверх забросил тело.

 Так же Яков залезал,

 Ваня сверху помогал.

 Все почти наверх забрались,

 Лишь стоять внизу остались

 Михаил да Святослав,

 От друзей подмоги ждав.

 И друзья недолго ждали,

 На руках наверх подняли

 Двух оставшихся друзей.

 А затем среди камней

 Изо мха костёр сложили

 И огнивом запалили.

 Невелик тот был костришко,

 В нём тепла не так, чтоб слишком,

 Но для наших моряков

 Он был лучшим из костров!

 В круг костра они уселись,

 Обсушились, обогрелись

 И, достав еды припас,

 Отобедали тотчас.

 Раны все перевязали

 Да немножечко поспали.

 И вот время настаёт

 Снова двинуться вперёд.

 Долго вновь они скитались

 Да в потёмках пробирались,

 Только вдруг на их пути

 Свет какой-то впереди

 Засиял вдали, о чудо!

 Свет в пещере, но откуда?

 И все чуть ли не бегом

 Заспешили прямиком

 На луч света, как хмельные,

 Словно бабочки ночные!

 И пред ними предстаёт

 В полутьме огромный грот!

 Вдоль всех стен огни пылают

 И пещеру освещают.

 И при свете тех огней

Средь причудливых теней

 Восстаёт из темноты

 Город дивной красоты:

 Изумрудные ограды,

 Зданья, улицы, фасады!

 В самой дальней стороне

 Замок выдолблен в стене.

 Самоцветы в нём блестели,

 И огни кругом горели!

 В центре этих площадей

 Было множество людей,

 Но все ростом невысоки,

 Ходят важно: руки в боки.

 Все одеты в балахоны,

 Над главами капюшоны.

 По своим делам идут

 И мирскую жизнь ведут.

 По краям пещеры были,

 Вдаль куда-то уходили

 Сотни, тысячи ходов!

 Изумленью моряков

 Просто не было предела!

 Да и ведомо ли дело,

 Чтоб был город под землёй,

 Изумрудный, золотой?

 Что за чудо, что за диво?!

 Величаво и красиво

 Возвышался этот град.

 В нем огни кругом горят,

 Ходят стражники дозором -

 Жутко стало тут поморам.

 Что ж они дозор несут

 Иль врага какого ждут?

 Только кто ж им досаждает,

 Кто ещё здесь обитает?

 Может, ждут они людей,

 Чтоб прогнать с земли своей?

 «Надо, братцы, нам укрыться

 И пока что схорониться,

 Да разведать: что к чему,

 Что зачем и почему?

 


Не накликать бы нам лихо», -

Михаил промолвил тихо.

«Это верно, верно, брат!» -

Остальные говорят.

 Все на выход повернулись,

 Но, как только обернулись,

 То увидели они,

 Что они здесь не одни.

 Из кромешной темноты

 Да безмолвной пустоты,

 Словно тени, появлялись

 И к поморам приближались

 Люди в синих балахонах,

 В светло серых капюшонах,

 С алебардами в руках,   [4]

 Свет недобрый в их глазах!

 В круг поморов обступили,

 Только люди ли то были?

 Уши длинные, торчком,

 Длинный нос свисал крючком,

 Все, хоть роста небольшого,

 Но, видать, сильней любого

 Добра молодца в боях -

 Столько мочи в их руках!

 Им знакомо ратно дело.

 Моряки стоят несмело,

 Обнаживши сталь клинка,

 Молча глядя на врага.

 В бой туземцы не бросались,

 Меж собой сперва шептались.

 Непонятна речь была.

 И вот группа их ушла

 В город каменной дорогой.

 Шли, должно быть, за подмогой

 Или же ещё зачем?

 Остальные ж между тем

 В круг с оружием стояли

 И поморов охраняли

 Наконец, из них один,

 С виду важный господин,

Алебарду опустил,

 Речь такую говорил:

Вы оружье опустите

Да на землю положите.

Вам отсюда не сбежать,

Что же кровь зря проливать?

Лучше следуйте за нами,

Станем мы тогда друзьями,

Жизни ваши сохраним,

Вволю пить и есть дадим!»

 Речь была его понятна.

 Говорил он громко, внятно

 И, кивая головой,

 Отошёл обратно в строй.

 Михаил промолвил: «Всё же

Дружба дружбой, но негоже

Заставлять дружить мечом,

Тут уж дружба ни при чём!»

Святослав промолвил: «Братцы!

Где ж с такой ордой тягаться?

Лучше сдаться нам в полон!» -

 И оружье бросил он.

 Те словам его внимали.

 Все угрюмо повздыхали,

 Побросали моряки

 В кучу острые клинки.

 Михаил в сердцах ругнулся,

 Сплюнул на пол, чертыхнулся:

«Где же видано такое,

 Чтоб сдавались мы без боя?»

 Бросил меч стальной на пол

 И за всеми вдаль побрёл.

 После все неровным строем,

 Подгоняемы конвоем,

 По дороге молча шли -

 В дивный город их вели.

 Там все улицы красивы,

 Самоцветов переливы!

 Но друзьям не до красы:

 Все повесили носы.

 А мальчишки в переулках,

 Топая ногами гулко,

 Веселились, хохотали,

Пальцем на людей казали.

 Горожане некрасиво

 Воротили нос брезгливо,

 А мальчонка озорной

 Моряков облил водой.

 Шли друзья вперёд понуро,

 Молча глядя в землю хмуро.

 Яков ткнул Данилу в бок

 И сказал ему: «Браток,

 Что за чудо, погляди -

 Замок дивный впереди.

 Что внутри нас ожидает?

 Может, дьявол там, кто знает,

 Иль похуже что ещё?»

«Сплюнь-ка, брат, через плечо!»

 Между тем один конвойный,

 Гордый и самодовольный,

 К караульным подходил,

 Что-то тихо говорил.

 Караульный тот кивнул,

 Важно к пленникам шагнул

 И сказал, кивнув главой:

«Вы пойдёте вслед за мной!»

 Тут с десяток молодцов

 Обступили моряков

 И к воротам повели.

 Моряки толпою шли,

 Поминутно озирались,

 Красотою восхищались

 И дивилися всему -

 Подивиться есть чему.

 Самоцветы дорогие

 Да колонны расписные,

 Изумруды с бирюзою,

 Стены с каменной резьбою -

 Столь изысканный узор!

 Вдоль всех стен стоит дозор.

 Вот ворота отворились,

 И поморы изумились

 Несравненной красоте:

 Стены в замке том и те

 Все усыпаны камнями,

 Бирюзою, янтарями!

 Множество лампад горит,

 Освещая дивный вид!

 А вдоль стен рядком стояли

 В расписном дворцовом зале

 Сотни, тысячи скульптур -

 На людей карикатур.

 Грозный воин из гранита,

 Рядом с ним из малахита

 С виду, кажется, король,

 Рядом с ним - какой-то тролль.

 Вдоль всех стен стоят скульптуры.

 Между них ходили хмуро

 Кто зачем и кто куда,

 С виду, вроде, господа.

 Все одеты в дорогие

 Балахоны расписные,

 Носят кольца да браслеты,

 Дорогие самоцветы!

 Все горды они собой.

 Охраняют их покой

 Сотни быстрых слуг проворных,

 Столь послушных и покорных,

 Увиваются пчелою.

 В круг господ несут порою

 На подносе угощенья,

 Затевают представленья.

 Музыканты хором тут

 Звонко песенки поют.

 Наши парни удивлялись

 И всё дальше продвигались

 По дворцу из зала в зал.

 И их взору представал

 Новый вид красой богатый.

 И вот в царские палаты,

 Наконец, их привели.

 В тронный зал они вошли.

 Конвоиры расступились,

 И пред троном преклонились.

 Перед троном даже знать

 Не решается стоять.

 А на троне чёрной тучей,

Хмурой грозной и могучей

 Царь подземный восседал

 И надменно вниз взирал!

 Моряки переглянулись,

 Дружно в поясе согнулись,

 Поспешили шапки снять

 Но осталися стоять.

 Царь смотрел надменно, властно

 И промолвил громогласно:

«Всяк в миру обязан знать:

 Пред царём нельзя стоять!

 Видя лик царей, цариц,

 Нужно тут же падать ниц!

 Иль вам это не с руки?

 Отвечайте чужаки:

 С чем пришли в мою обитель?

 Кто же: вор или грабитель,

 Дьявол или же святой

 Вас ведёт вслед за собой?

 Что вам здесь, скажите, нужно?!»

 И поморы тут же дружно

 Ниц упали лбами в пол.

 Святослав же подошёл,

 Молча взглядом смерил трон,

 И, отвесивши поклон,

 Молвил наш герой с тоскою:

 «Мне ли врать перед тобою?

 Мы за золотом пришли

 Русской матушки земли.

 Клад в пещере мы искали

 И никак не ожидали,

 Что увидим дивный град,

 В коем факела горят!

 Так назначено судьбою,

 Мы честны перед тобою.

 Мирны помыслы у нас,

 Отпусти же нас тотчас».

 Царь в лице переменился,

 В Святослава взглядом впился.

 Сам от гнева даже встал

 И надрывно прокричал:

 


«Говорите, стало быть,

 Вас отсюда отпустить?

 Чтоб вы шли своей дорогой

 И вернулися с подмогой?

 А затем войска людские,

 Кровожадные, земные,

 Перережут мой народ?

 Вот к чему корысть ведёт.

 Слишком многого хотите!

 Вы в рабов нас превратите

 И разграбите наш град -

 Нет пути для вас назад!

 В рудники их отведите

 Да попристальней следите,

 А не то ведь и сбегут,

 Выход где-нибудь найдут!»

 Тут солдаты поклонились

 И назад поворотились,

 Уводя с собой людей,

 Незадачливых друзей.

 Их из замка выводили

 И тотчас сопроводили

 По тропе, ведущей вдаль,

 Где безмолвная печаль

 Темнотою укрывалась.

 Та дорога упиралась

 В один из тысячи ходов,

 Что в пещере той с краёв

 Убегали, словно норы,

 В те неведомы просторы,

 Что таились под землёй,

 Скрыты вечной темнотой.

 

            *    *    *

 Долго там они шагали,

Факела во тьме пылали.

 Вот в просторный грот вошли -

 Их на кузню привели.

 Кузнецы кругом трудились,

 Угли красные дымились.

 Жар стоял в пещере той.

 Тут солдат махнул рукой,

 Подмастерьев подозвал,

 Что-то тихо им сказал.

 Выслушав, что делать нужно,

 Те за дело взялись дружно:

 В кладовые побежали

 И поморам вмиг сковали

 Руки длинною цепой.

 А затем из кладовой

 Инструменты доставали

 И поморам раздавали

 Честно, поровну на брата:

 Длинный лом, кирка, лопата.

 И, исполнив сей приказ,

 Удалилися тотчас.

 Повели поморов дале.

 Люди все уже устали

 И неспешно вдаль брели.

 На плечах они несли

 Инструментов тяжку ношу.

«Не могу я больше, брошу!» -

 Проклинал Ванюша жизнь.

 Михаил ему: «Держись!

 Ишь удумал что, сдаваться,

 Нам ли трудностей боятся?

 Ты уж, Ванечка, крепись,

 Что есть мочушки держись!»

 И Ванюша не сдавался,

 Всё крепился и держался

 В этой каменной тюрьме.

 Долго шли они во тьме,

 День иль ночь уже не помня.

 Вот вдали каменоломня,

 Наконец-то, показалась -

 Тусклым светом освещалась.

 И работали на ней

 Сотни, тысячи людей.

 Видно, так же полонённых

 И на рабство обречённых.

 Много было стариков

 Средь пленённых моряков.

 Там кругом посты стояли,

 Надзиратели шагали

 Над несчастными людьми

 И хлестали их плетьми.

 Передав тотчас поморов

 Одному из тех дозоров,

 Конвоиры поклонились

 И в обратный путь пустились,

 Растворившись в темноте,

 Бесконечной пустоте.

 Между тем друзей кандальных,

 Злых усталых и печальных,

 Разводили по местам

 К остальным ко всем рабам.

 Нелегка была работа.

 И рубаха уж от пота

 Отсырела, хоть стирай,

 Хоть снимай да выжимай.

 Но рабы покой не знали

 И киркою отсекали

 Глыбы каменных пород -

 Дело медленно идёт.

 Глыбы те, что отсекались,

 Все по тачкам загружались,

 И по каменным тропам

 Всё везли к другим рабам.

 Те породу измельчали

 Да водою промывали.

 Извлекали изумруды,

 Металлические руды,

 Самоцветы да алмазы -

 Всё в казну свозили сразу!

 А пустую же породу,

 Прежде слив оттуда воду,

 Увозили же отселе,

 Засыпали ею щели,

 Да расселины в полах,

 Что в пещерах да в ходах

 Путь дорогу преграждали,

 Чёрной пропастью сияли.

 И при свете факелов

 Сотни, тысячи рабов

 Всё бежали, суетились,

 Кто над чем они трудились.

 Кто рубил киркой породу,

 Кто таскал в бочонках воду,

 Третьи в глубь пещер бегут -

 Тачки полные везут.

 Всюду пыль, железа звон,

 Измождённый хриплый стон.

 Наши горе-моряки

 Взяли острые кирки,

 Скалы горные рубили,

 Глыбы каменны дробили.

«Ох, нелёгок горный труд!» -

 Святослав промолвил тут.

 Постоял, чуть отдышался

 И поговорить пытался

 С измождённым стариком,

 Что давно уж был рабом.

 Надзиратели вскричали,

 Быстро плётки в руки взяли

 И давай рабов хлестать:

 «Эй вы, нечего стоять

 Ну-ка живо, не зевайте,

А работать продолжайте!»

 И увидел Святослав:

 Спины всех рабов в рубцах.

 Сильно плётка бьёт, до крови.

 И, крича от жуткой боли,

 Наземь тот старик упал

 И беспомощно стонал.

 Его тут же оттащили

 И водою окатили -

 Пусть немного отдохнёт

 И, коль вовсе не помрёт,

 Вновь в забой пойдёт с киркою

 Иль простится с головою.

 Такова судьба раба -

 Жизнь жестока и груба,

 Приспособиться к ней нужно.

 И рабы старались дружно

 Все, не покладая рук.

 Пыль столбом, да дробный стук.

 Вот рожки уж зазвучали -

 То сигнал к обеду дали.

 Разогнулись мужики,

 Тут же бросили кирки,

 Тачки бросили с рудою

 И шагали чередою

 К месту, где стоял обоз,

 Что обед рабам привёз.

 Впряжены в обоз тот были

 И сейчас злорадно выли

 Восемь псов голодных, злых,

 Большеухих и слепых.

 А зачем глаза и были,

 Ведь они в пещере жили

 И обоз везли  впотьмах,

 В тех извилистых ходах,

 Руководствуясь лишь нюхом,

 Безотказным острым слухом

 Да возницею седым,

 Что с кнутом сидел тугим

 И дремал сейчас спокойно.

 А солдаты ж недовольно

 Раздавали пай рабам:

 Рыбы вяленной сто грамм

 Да тарелочку ушицы,

 В коей, окромя водицы,

 Были пара корешков,

 Пара маленьких кусков

 Очень маленькой рыбёшки.

 Люди в руки взяли ложки,

 Всё съедали, а потом -

 Засыпали крепким сном.

 Разговаривали мало,

 Сил на это не хватало.

 А до наших что поморов,

 Тем уж не до разговоров:

 Все вповалку спали там.

 Спать, дружок, пора и нам!

 

             *    *    *

 Так, дружок, они и жили:

 Дружно спали, ели, пили

 Да трудились в рудниках.

 Боль, страдания и страх -

 Всё терпеть им приходилось!

 Долго жизнь такая длилась:

 Может, месяц, может, год -

 Время медленно идёт!

 Вот, когда все отдыхали,

 Отобедав крепко спали,

 Собрались друзья тайком.

 Разговор зашёл о том,

 Что бежать отсюда нужно:

«Нападём гурьбою, дружно

 На охранников с плетьми,

 Кто киркою, кто цепьми!

 Знать, народ терпеть не станет,

 Гневным вихорем восстанет!

 Коль стеною мы пойдём,

 Угнетателей сметём!»

 Говорил Иван несмело:

«Да, рискованное дело,

 Но негоже больше ждать.

 Пропадать так пропадать,

 Что на Бога уповать?!»

 И затем, поспав немного,

 По местам все побрели -

 На работу их вели.

 Тут друзья переглянулись,

 На охранников метнулись

 Кто с калёною киркой,

 Кто с тяжёлою цепой.

 Дружно разом навалились.

 Тут солдаты всполошились

 И пустилися бежать,

 Потасовку разнимать.

 А рабы толпой стояли,

 С удивлением взирали

 На отважных смельчаков.

 Восемь смелых моряков,

 Что конвой цепьми крушили

 Да киркою молотили.

 Словно волки, мело дрались,

 С караульными сражались.

 Святослав в бою упал.

 Михаил тотчас вскричал:

«Люди! Что же вы стоите,

Что ж вы ждёте? Помогите!

Навалитесь же гурьбой,

Все вступайте в ратный бой!

Вспомним ратные дела,

Аль вам воля не мила?»

 Весь огромный строй качнулся,

 Подтянулся, встрепенулся.

 И измученный народ

 Смело ринулся вперёд.

 На врага бежит гурьбою,

 Всё сметая за собою,

 Как могучая волна,

 Гнева, ярости полна!

 Тщетно враг сопротивлялся,

 Усмирить толпу пытался.

 Тщетно воины с мечами

 Укрывались за щитами.

 От ударов кандалов

 Лишь щепа от тех щитов

 Во все стороны летела,

 А кирка пронзала тело

 Через панциря броню!

 Видя лютую резню,

 Уж солдаты прочь бежали,

 Даже псы хвосты поджали

 И забились по углам!

 Стали лязг, пыль, шум и гам!

 Наконец, уж враг повержен,

 Весь побит и обезврежен,

 И ликует весь народ.

 Кто-то в руки меч берёт,

 Кандалы с размаху рубит.

 Кто в рожки уж звонко трубит,

 Кто смеётся, кто-то плачет -

 Каждый радости не прячет!

 Святослав на бочку встал

 Зычным голосом вскричал:

 «Уходить отсюда надо,

 Воля - лучшая награда!

 А не то войска придут,

 И восстание сметут!»

 Все вскричали: «Это верно,

 Положенье наше скверно.

 Надо, братцы, уходить,

 Надо ноги уносить!»

 И тотчас толпой огромной

 В мраке той пещеры тёмной

 Все направились вперёд.

 Святослав людей ведёт.

 Запалили факела,

 И пещерна чёрна мгла

 Перед ними расступалась.

 Люди тихо пробирались

 В недрах сумрачных тоннелей,

 Как корабль средь рифов, мелей.

 Долго шли они впотьмах

 При зажженных факелах.

 Только вдруг остановились:

 Вдаль дороги расходились

 Да в четыре стороны.

 Входы мрачны и темны.

 Как же выбрать верный путь,

 И куда теперь свернуть?

 Как же выход им найти,

 Чтоб не встретить на пути

 Злых властителей отряды,

 Что любой поживе рады

 Вооружены до пят

 И повстанцев победят?

 Долго там они стояли,

 Долго думали-гадали:

 Как им выбрать верный путь.

 И решили повернуть

 В праву сторону, и, может,

 Им Господь в пути поможет!

 И пошли они гурьбой

 Вдаль с поникшей головой.

 Долго там они блуждали,

 Вёрст семь-восемь прошагали,

 Притомилися идти.

 Глядь: развилка на пути!

 Вновь дороги разбегались

 И в кромешной тьме скрывались.

 Порешили тут опять

Все направо путь держать.

 Долго так они ходили

 Да в кромешной тьме бродили.

 И ходить могли бы вечность -

 Всюду мгла да бесконечность,

 Да развилки на пути!

 Как же выход им найти?

 Только вдруг из тьмы пред ними,

 Столь уставшими и злыми,

 Столь черна и холодна

 Восстаёт из тьмы стена.

 Святослав главой поник

 И промолвил: «Всё, тупик!

 Что ж, друзья, передохнём

 И опять искать начнём.

 Не отчаивайтесь, братья,

 Буду лагерь охранять я,

 Если что – предупрежу,

 Спящий лагерь разбужу.

 Спите, братья, отсыпайтесь,

 Сил побольше набирайтесь.

 Как поспим, пойдём опять

 Выход на свет мы искать!»

 Но спокойней всем не стало,

 На людей тоска напала,

 И отчаянье берёт -

 Стали рваться все вперёд,

 Как с ума все посходили,

 Все заплакали, завыли.

 Камни начали дробить,

 Чтобы стену проломить.

 Кто киркою, кто мечами,

 Кто-то рваными цепями

 Колотили ту скалу.

 Святослав стоял в углу,

 Наблюдая то безумье,

 То людское полоумье,

 Что навеяла тоска,

 Ведь свобода так близка

 Для людей была, но снова

 Лягут на руки оковы,

 Коль сумеют их поймать!

 А куда же им бежать?

 Святослав сперва молчал,

 Но, не выдержав, вскричал:

«Люди добрые, уймитесь!

 Стойте же, остановитесь!»

 Всё напрасно. Все стучат,

 Стену каменну дробят.

 Вся пещера содрогалась,

 Но стена не поддавалась.

 Над безумием опять

 Верх усталость стала брать.

 Наконец-то, крики стихли,

 Все присели и притихли.

 Кто-то сразу задремал,

 Кто-то плакал, кто стонал.

 Стихли после и рыданья -

 Воцарилося молчанье

 Да немая тишина.

 Только чёрная стена

 Исполином возвышалась,

 Факелами освещалась.

 А светло там иль темно,

 Всем уж было всё равно.

 Все уже вповалку спали,

 Только на посту стояли

 Святослав да Михаил.

 Святослав свой меч точил,

 Михаил слегка дремал

 И рукой топор сжимал.

 Все покоем наслаждались,

 Но вдруг шорохи раздались.

 Святослав тотчас вскочил,

 Факел пламенный схватил,

 Михаила в бок толкнул

 И вперёд на звук шагнул.

 Михаил тут пробудился,

 За топор рукой схватился

 И за другом поспешил.

 Тот его остановил

 И промолвил: «Что спешишь?

 Может, это просто мышь?»

 Так друзья вдвоём стояли,

В беспросветну тьму взирали.

 И вдруг тени поползли,

 То к друзьям спокойно шли

 Невысокие фигуры,

 С виду чопорны и хмуры,

 Шли спокойно, не спеша!

 Холодеет аж душа

 От такого ожиданья

 И безмолвного молчанья.

 Не спеша, без суеты

 Шли они из темноты.

 Вдруг их лица осветились,

 И поморы изумились,

 Видя это в первый раз:

 Не имели вовсе глаз

 Эти существа чудные.

 Словно карлики, смешные,

 Большеухи, словно псы.

 Сразу ото лбов носы,

 Что венчались пятачками,

 Пальцы с острыми когтями.

 Шерсть росла на их телах,

 На руках и на ногах!

 Святослав тотчас вскричал

 И будить собратьев стал:

«Люди добрые, вставайте

 Да оружье разбирайте!

 Ворог чёрною стеною

 Уж за нашею спиною!»

 Люди в тот же миг вскочили

 Да оружие схватили.

 В бой однако не спешат

 И в готовности стоят

 С плетью, с острыми мечами,

 С факелами да цепями.

 А напротив них, тайком,

 Притаилися рядком

 Эти чудные созданья.

 И, устав от ожиданья,

 Незнакомец подошёл

 И такую речь завёл:

«Люди добрые, внемлите,

 Если выбраться хотите

 На желанный белый свет!

 Дам я вам один совет.

 Для начала помогите,

 Ратным делом пособите

 Вы народу моему.

 Знать, не справиться ему,

 Ведь у нас народец мирный,

 Работящий, скромный, смирный,

 Так что испокон веков

 Мы не ведали врагов.

 Рыбной ловлей промышляли

 Да пещеру углубляли.

 Жили счастливо тогда,

 Только вдруг пришла беда:

Иноземцы появились

И в пещере поселились,

Наш народец потеснив,

Рыбну ловлю запретив.

Продавать нам рыбу стали.

Всё сперва на нефть меняли,

Что нужна им для лампад,

Освещать свой стольный град.

Так недолго продолжалось:

Нефти мало показалось -

Стали требовать алмазы,

Изумруды да топазы,

Да железную руду.

Да, к тому же, на беду

Места мало показалось -

Слишком быстро расширялась

Их империя тогда!

Наш народец, как всегда,

Сразу лишним оказался.

Тщетно он восстать пытался,

Не жалея сил своих -

Враг силён, глаза у них.

Что касаемо до нас,

Не имеем вовсе глаз

Мы от самого рожденья,

А зачем в пещере зренье -

Ни к чему глаза во тьме,

Но нужны в любой войне!

Потому восстанье смяли,

А народец наш загнали

В самы дальние тоннели.

Нет нам выхода отселе,

Хоть кричи, хоть не кричи!

Хорошо хоть, бьют ключи

И воды пока хватает!

А торговля увядает -

Так что впроголодь живём,

Всё труднее день за днём.

Коль тиранов мы не скинем,

Сами все навеки сгинем.

Помогите, люди, нам,

Мы тогда поможем вам!»

Святослав промолвил: «Что же,

Дольше нам терпеть не гоже,

Только мало нас, людей

Да к тому же ни мечей,

Ни кольчуг мы не имеем.

Как же мы их одолеем?»

 Отвечал слепец тогда:

«Это, братцы, не беда!

Не умеем мы ковать,

Но умеем воровать.

И уже наворовали

(Всё из самой лучшей стали!)

Алебарды, топоры,

Все отточены, остры

Да мечей большие горы!

По натуре мы не воры,

Только как, скажите, быть,

Коль иначе не прожить?»

 Молвил мудрый Святослав,

 Головою покачав:

«Есть оружие.  Что ж, чудно,

Только будет всё же трудно.

Как, пожалуй, ни крутись:

Без потерь не обойтись!

Только правду ль говорите?

Ну да, ладно уж, ведите

Во свои владенья нас,

Где оружия припас».

 И пошли они гурьбою,

 Серой хмурою толпою

 За туземцами вослед.

 Факела давали свет

 И пещеры свод коптили.

 Вдаль туземцы уходили

 И петляли в тех ходах

 Безошибочно впотьмах,

 Поворот за поворотом,

 Ход за ходом, грот за гротом,

 Ниже, ниже вглубь земли

 С моряками они шли.

 Шли вдоль узкого канала,

 Где вода со стен стекала.

 Между нефтяных озёр,

 Нефть фонтаном бьёт из гор.

 Шли меж стен, укрытых льдом,

 Ниже, ниже, а потом

 В тупике остановились.

 Люди сильно удивились:

«Долго ж мы за вами шли

И куда ж вы привели

Нас, коварные созданья?

Где же ваши обещанья,

Где ж оружье, наконец?»

 Только вдруг один слепец

 Мох рукой отдвигает,

 Дверь дубовую толкает,

 Что таилась подо мхом.

 И узрели все потом

 В потайном просторном гроте

 Всё, что надобно пехоте:

 Топоры, мечи булатны

 Да щиты, кольчуги, латы,

 Арбалеты, стрелы в ряд

 В изобилии лежат!

 Люди громко ликовали

 И мгновенно разбирали

 Сабли, латы да щиты!

 И средь этой суеты

 Всем оружие досталось.

 Между тем лежать осталось

 Ровно столько же клинков,

 Лат, кольчуг, мечей, щитов!

 Люди громко ликовали

 Да кольчуги примеряли.

 И, как страсти улеглись,

 Все тут вместе собрались.

 Их туземцы угощали,

 И, харчуя, все решали:

 Как им справится с бедой

 Как вступить в кровавый бой.

 Молвил дед с незрячим глазом:

«Нападём все дружно разом,

Враг не сможет устоять,

Разгромим враждебну рать!»

 Святослав ответил вяло:

«Нет, друзья, нас очень мало,

Чтоб открыто в бой идти.

Так нам выход не найти.

Надо действовать хитрее.

Кто же даст совет умнее,

Как нам выбраться на свет?»

 Лишь молчание в ответ.

 Все задумчиво молчали,

 Долго думали, гадали

 Да качали головой.

 Наконец, старик седой

 Хриплым голосом ответил:

«Я, друзья, давно приметил -

Все наверно подтвердят,

Что туземцы те не спят.

Сна не знают днём и ночью,

Это видел я воочию!

Так вот, если б нам схитрить,

Сонно зелье раздобыть

И подсыпать в чисту воду,

В угощение народу,

Что войной всю жизнь живёт!

И, когда наш враг заснёт,

Быстро свяжем их всех сонных.

И злодеев полонённых

Отдадим на суд слепцам.

Пусть они решают там,

Быть иль нет врагам живыми.

Ну а мы простимся с ними».

 Михаил сказал тогда:

«Это, братцы, ерунда!

Где ж нам зелье то добыть,

Из кореньев что ль сварить?

Нужно действовать иначе

И разумнее тем паче.

Верно, ищут нас уже,

Неспокойно на душе!»

«Отчего же, Михаил? -

Святослав проговорил, -

Мысль разумная вполне,

Уж поверь, приятель, мне!

Может, нам друзья помогут

И в пещерах тёмных смогут

Это зелье раздобыть?

Значит, так тому и быть!»

Но ответили слепцы:

«Что вы, мудрые отцы,

Мы в пещерах обитаем,

Что такое сон, не знаем.

Вот уже пятьсот веков

Мы не знаем вовсе снов!

Только те, что умирают

И навеки засыпают,

Те лишь знают, что есть сон,

Ну а нам не ведом он.

Мы заснём в живых едва ли.

Но от предков мы слыхали:

В глубине скалистых гор,

Где безмолвие, простор,

Там есть царство мертвецов,

В копях старых рудников!

Наши прадеды копали,

Самоцветы добывали.

И дела неплохо шли:

Пировали, торг вели.

Знать, рудник богатым был,

Наш народ поил, кормил.

Долго так они гуляли,

Только как-то откопали

Грот подземный небольшой

И вошли в него гурьбой.

Изумруды там лежали!

Только прадеды не знали -

Не простой был этот грот!

Каждый, кто туда войдёт,

Падал и не поднимался,

Засыпал - не просыпался!

Все заснули крепким сном,

Не проснулись! А потом

Остальные всполошились,

Что друзья их не явились,

Их искали, и нашли,

Только тоже полегли

И мертвецким сном заснули!

Остальные же смекнули,

В чём тут дело, и ушли.

Ту пещеру нарекли

Царством мёртвых, вечно спящих.

И от грозных скал смердящих

Уходили старики,

Побросали рудники.

Быстро дружно все собрались

И в други края подались.

И детей своих учили,

Чтоб их дети не ходили

В эти прокляты места!

Эта быль из уст в уста

Сквозь века передаётся.

Строго сей закон блюдётся.

Наш народ туда не ходит,

Стороной всегда обходит

Эти горе-рудники!

Коль хотите, моряки,

Мы покажем вам дорогу

В эту сонную берлогу.

Может, это вам поможет,

Если только кто-то сможет

Устоять коварству сна,

Где покой и тишина!»

Люди сразу закричали:

«Что ж вы раньше-то молчали?

Так ведите нас скорей

В это царствие теней!»

И отправились все скопом

По подземным мрачным тропам

 В те далёкие края,

 Где дружок ни ты, ни я

 Отродяся не бывали.

 Долго там они шагали,

 В полутьме пещер брели

 И вот, наконец, пришли

 В рудники те заповедны,

 Где сокровища несметны,

 Непотребные лежат!

 Моряки толпой стоят

 И на копи те взирают,

 А слепцы им возвещают:

«А пещера вон за той

Невысоконькой скалой.

Дальше вы одни пойдёте,

Сами вы, друзья, найдёте

Вход в пещеру без труда -

Нам заказан путь туда!»

 Люди с ними тут простились,

 Три раза перекрестились

 И отправились вперёд,

 Отыскать в пещеру вход.

 Сделать было то несложно,

 Заплутать никак не можно:

 Вход в пещеру был один,

 Шириной в один аршин,

 Пять аршинов высотою.

«Кто, друзья, пойдёт со мною?» -

 Гордо молвил Михаил.

 Тут Иван проговорил:

«Я отправлюсь за тобою».

«Что ж, мечи готовьте к бою! -

Святослав сказал друзьям, -

Что за нечисть ждёт вас там?»

 Тут бесстрашный Михаил

 Меч булатный обнажил

 И сказал: «Друзья мои!

Мы туда войдём одни,

Сквозь напасти проберёмся,

Но, коль вовсе не вернёмся,

Не ходите нам вослед.

Значит, нас в живых уж нет,

Значит, беса не сразить.

Но за нас не надо мстить,

Лучше прочь отсель идите.

Нас с Ванюшей помяните!»

 Яков: «Сплюнь через плечо,

«Может, свидимся ещё!»

 И друзья тогда обнялись,

 Прослезились, попрощались,

 Факел новый запалили

 И неспешно заходили

 Во пещеру, чуть дыша.

 Холодеет аж душа,

 Сердце трепетно стучится!

 Знать, в кошмарном сне не снится,

 Что увидели они:

 Мертвецы кругом одни!

 Кости белые лежали

 Средь обломков прочной стали -

 Мёртвый воин с булавой.

 Ваня молвил: «Боже мой!

Что же здесь тогда случилось?»

 И пред ним тогда явилось

 Вдруг из тьмы, из неоткуда

 Удивительное чудо:

 Призрак шёл на них седой

 С белоснежной бородой.

 Моряки остолбенели,

 Аж от страха побелели.

 А старик седой стоял,

 Весь светился и сиял.

 Молча он на них взглянул,

 Грозно посохом взмахнул,

 Зычным голосом сказал:

«Чужаки, я вас не звал!

Вы без моего хотенья

Забрели в мои владенья.

Я владыка чёрных гор!

Охраняю с давних пор

Слитки золота забвенья

И без моего веленья

Не возьмёт его никто!

Порешим, знать, вот мы что:

Вы меня повеселите,

Свою удаль покажите,

А уж я потом решу,

Вас, быть может, награжу

Или, может быть, потом

Усыплю мертвецким сном!»

 В то же самое мгновенье,

 Словно ветра дуновенье,

 Прямиком из недр горных,

 Сам теней чернее чёрных,

 На скалистую на твердь

 Выходил тотчас медведь,

 Грозно в полный рост вставал,

 Рык зловещий испускал.

 Глаз с поморов не спуская,

 Шёл к ним, злобно подвывая,

 Скаля белые клыки.

 Обомлели моряки.

 Ох велик медведь был горный

 Да как смоль к тому же чёрный!

 Зубы белые блестят

 Да глаза огнём горят!

 Михаил вперёд шагнул

 И мечом своим взмахнул,

 Но исчез вдруг острый меч

 И кольчуга тоже с плеч

 Во мгновенье испарилась,

 Как во мраке растворилась!

 Ровно в тот же самый миг

 Пред Ванюшею возник

 Чёрный воин со щитом

 Да с отточенным мечом!

 Меч Ванюша обнажал,

 Только сам не нападал,

 Меч сжимая в ожиданье.

 Воцарилося молчанье.

 Но враги недолго ждали

 И тотчас на них напали -

 Завязался жуткий бой!

 А в углу старик седой

 За сражением следил

 Да бородку теребил.

 Ваня бил своим мечом,

 А соперник же щитом

 Отражал его атаки.

 И средь этой жуткой драки

 Михаил с медведем бился,

 В рукопашную сцепился

 И давай его ломать

 Да бока медведю мять!

 Долго битва продолжалась.

 И, конечно, доставалось

 В жаркой битве тут и там

 И друзьям и их врагам!

 Новый выпад, новый взмах

 В жаркой битве на мечах!

 Вновь могучая рука

 Михаила-моряка

 Рёбра ворога крушит,

 Зоб медведя теребит.

 Вот он сбит медведем с ног!

 Вырвав чёрной шерсти клок,

 Падал на пол, а потом,

 Откатившись кувырком,

 Снова на ноги вскочил,

 Косолапого схватил

 Мёртвой хваткою за шею.

 И на зоб рукой своею

 Всё сильнее нажимал

 И объятия сужал!

 А медведь хрипел, метался,

 Сбросить ворога пытался.

 Слишком сильно Михаил

 Горло недруга сдавил:

 Кровь уже текла ручьями!

 Высекаются мечами

 Искры в яростной борьбе,

 Но Иван твердил себе:

«Нам ли русичам сдаваться,

Нам ли ворога бояться,

Ишь нашёлся басурман?!»

 И мечом своим Иван

 Рубанул, что было сил -

 Щит злодею раздробил.

 От удара увернулся,

 Быстро ловко изогнулся.

 Снова взмах меча, подскок -

 И главу врагу отсёк!

 Чёрный воин обезглавлен

 Изувечен, окровавлен

 Рухнул с воем он глухим

 И растаял словно дым!

 И медведь недолго бился

 Наконец остановился

 Рухнул с пеною у рта

 И растаял без следа!

 Тут друзья переглянулись

 С облегченьем улыбнулись

 Дух спеша перевели

 Лоб рукою утерли

 И стояли в ожиданье

 Воцарилося молчанье!

 Ликовал старик седой:

«Замечательный был бой!

Вот потешили, хвалю

Я таких людей люблю!

Что ж, прошли вы испытанье

Я исполню обещанье!»

 И вот ровно в тот же миг

 На руке его возник

 Небольшой такой ларчишко

 Деревянный сундучишко

 С красной бархатной каймой

 Да фигурною резьбой

 Старец крышку отворял

 И оттуда доставал

 Слиток золота большёй

 Да волшебный, не простой!

«Не простой это металл!»

-Тихо старец прошептал –

«Лишь шепнёшь ему прошенье,

В тот же миг, без промедленья,

Всё исполнится сполна!

Хочешь, даст тебе вина,

Хочешь, станешь жить богато

Всё исполнит это злато!

Только помните одно

Что его запрещено

Выносить на белый свет

Из пещеры ходу нет

Кто закон сей нарушает

Тот навеки пропадает!

Исчезает без следа!

Только это не беда -

Если вы в душе не воры

А отважные поморы,

То ларец оставив мой

Воротитеся домой.»

 Так закончил он рассказ

 Злато в ларчик клал тот час

 Ларчик на пол он поставил

 И как тень тот час растаял

 А друзья забрав ларец

 Воротились наконец

 К остальным всем, что стояли

 И у входа ожидали

 Все конечно волновались!

 И как только показались

 Наш Иван да Михаил

(Михаил ларец тащил)

 Закричали все тот час:

«Мы уже заждались вас!»

«И отчаялись дождаться!»

«Но вы всё же живы, братцы!»

 Люди громко ликовали

 И конечно вопрошали:

«Что в пещере было там?»

«Расскажи приятель нам!»

 Михаил присел устало

 И историю сначала

 И до самого конца

 До волшебного ларца

 Всё как есть друзьям поведал

После сытно пообедал

 Каждый здорово устал!

 И устроили привал!

 Люди сразу же уснули

 Лишь остались в карауле

 Их незрячие друзья!

 Притомился что-то я…

 

          *    *    *

 Путь обратный был короче!

 Все увидели вооче

 Мощь волшебного ларца!

 Он до самого дворца

 Перенёс в одно мгновенье

 Всех друзей без промедленья!

 Ровно в тот же самый миг

 Замок пред людьми возник!

 И сраженье закипело!

 Люди принялись за дело!

 Враг был слаб, войска его

 Были благо далеко!

 Царь послал свои полки

 На подмогу в рудники!

 Что б сыскать людей восставших

 По тоннелям заплутавших

 А у самого дворца

 Двадцать три всего бойца!

 На посту стоят скучают!

 Да ворота охраняют!

 И когда случилось чудо

 Пред дворцом из неоткуда

 Вдруг поморы появились

 Все конечно удивились!

 Все стояли рты раскрыв!

 Моряки же обнажив

 Сталь своих мечей калёных

 На дозорных изумлённых

 Тут же ринулись вперёд!

 Святослав людей ведёт!

 И враги не устояли!

 Все оружье побросали

 И давай скорей бежать!

Да укрытие искать!

 Кто-то тайною дорогой

 Уж помчался за подмогой!

 Кто в расщелину залёг!

 Все спасались кто как мог!

 А поморы наконец

 Ворвалися во дворец!

 Лишь отважные поморы

 Заходили в коридоры

 То придворные как крысы

 Да испуганные лисы

 Разбегались по углам!

 И сидели тихо там!

 Люди же не унимались!

 В тронный зал крича ворвались!

 И связав монарха там

 По рукам и по ногам

 Все кричали, ликовали!

 Да корону примеряли!

 Только мудрый Святослав

 Головою покачав

 Подошёл спокойно к трону

 На главу надел корону

 Царский жезл спокойно взял

 И к балкону зашагал

 А на площади гурьбою

 Собрался большой толпою

 Весь честной столичный люд!

 Бабы горьки слёзы льют!

 А мужчины кто с мечём

 Кто с оглоблей, кто с дубьём

 Все взволнованно галдели!

 И войска тут подоспели!

 Все пошли на штурм дворца!

 Что бы выгнать наглеца

 Что посмел вот так явится!

 Во дворец к царю вломится!

 Волю там свою вершить!

 Да подземный люд гневить!

 Святослав же шёл к балкону

 Сдвинув на чело корону

 Лишь на миг остановился

Три раза перекрестился

 Михаилу подмигнул

 И вперёд спеша шагнул

 Вот он вышел на балкон

 И отвесивши поклон

 Кинул властный взгляд на двор

 Руки к людям распростёр

 Михаил же в то мгновенье

 Взял ларец без промедленья

 Крышку быстро открывал

 Торопливо прошептал:

«Пусть подземный люд внимает!»

«Святославушку признает»

«Повелителем своим!»

«И пусть ниц падёт пред ним!»

 Святослав промолвил люду:

«Я теперь царём вам буду!»

«Скинут жадный злой тиран!»

«Иноземный басурман!»

 В то же самое мгновенье

 Улеглось в толпе волненье

 Ропот по толпе прошёл

 И упали лбами в пол

 И войска и горожане!

 И лакеи и дворяне!

 Побросали все дубьё!

 Да оружие своё!

«Встаньте люди, что валяться?»

«Что пред кем-то унижаться?»

«С сего дня на долги годы»

«Все подземные народы»

«Будут вместе в мире жить!»

«Да детей своих растить!»

«А кто мира не желает»

«Кто войною жить мечтает»

«Будет изгнан из пещер!»

«Сей отступник, иновер!»

 Все тут громко ликовали

 Святослава восхваляли:

«Славься, славься мудрый царь!»

«Наш великий государь!»

 Заиграли музыканты

Повара, официанты

 Побежали печь топить

 Угощение варить

 А на площадь горожане

 Часовые да дворяне

 Уж столы спеша таскали

 Скатертями накрывали

 Тащат вкусные харчи!

 Вина, рыбу, калачи!

 Всей подземною страной

 Закатили пир горой

 И гуляли, и кутили!

 Песни пели, вина пили!

 Люди тоже не стояли

 Вина пили да плясали!

 С чаркою да при короне

 Святослав сидел на троне

 В тронном зале за столом

 Разместилися рядком

 Ели сытно, пили пьяно

 И лакеи и дворяне

 И поморы и слепцы

 Моряки и кузнецы

 Долго ль коротко ль гуляли

 Сколько пива выпивали

 Не известно никому!

 Счёта не было сему!

 Только мудрый Михаил

 Наконец проговорил:

«Полюбил я вас друзья!»

«Как единая семья»

«Вы теперь отныне снами!»

«Жаль простится надо с вами!»

«Трудно всё-таки прощаться!»

«Только надо возвращаться»

«Нам поморам по домам!»

«И пусть Бог поможет нам!»

 Люди молча зачесались

 В нерешимости замялись

 И с минуту помолчав

 Молвил мудрый Святослав:

«Михаил, ты уж прости!»

«Не могу с тобой пойти!»

«Не могу я трон оставить!»

«Надо многое исправить!»

«Надо много изменить!»

«Здесь теперь я должен быть!»

«Ну а коль кто пожелает»

«Пусть с тобою покидает»

«Эти дивные края!»

«Возражать не стану я!»

 Михаил взмахнул рукою:

«Кто друзья пойдёт со мною?»

 Ваня чарку наливал

 С Михаилом рядом встал

 И решительно ответил:

«Пусть попутным будет ветер!»

«Я пойду вслед за тобой!»

«Кто ещё плывёт домой?»

-Гордо вопрошал Иван

 Вышли Еремей, Степан

 После Яков да Данило

 И ещё идти решило

 С ними несколько людей

 Остальные ж от идей

 Этих смелых погрустнели

 И нахмурившись сидели

 Наконец один старик

 Головой своей поник

 И промолвил вдруг: «Друзья!»

«Я скажу вам не тая»

«Мы давно в плен угодили!»

«И пол жизни здесь прожили!»

«Мы стары, а потому»

«Не нужны уж никому!»

«Ну а здесь нас почетают!»

«Старость нашу уважают!»

«В чистом злате будем жить!»

«Сытно есть да вина пить!»

«Ну а вы не огорчайтесь!»

«Коль решили, возвращайтесь»

«По своим родным домам!»

«Пусть Господь поможет вам!»

 Так они и порешили

Пировали, ели, пили

 И собрав еды припас

 Отправлялися тот час

 Помолившись прежде Богу

 Во обратную дорогу

 Святослав их провожал

 Михаила обнимал

 С каждым лично он простился

 И со свитою пустился

 По дороге в стольный град

 А поморов же отряд

 Дружно к выходу шагает

 И пещеру покидает

 Друг за дружкою во след

 Вышли все на белый свет

 Дело было поздней ночью

 И увидели воочию

 Люди звёзды в небесах!

 Речку быструю в лесах!

 Чёрны горы исполины!

 Да зелёные равнины!

 Лишь луна во тьме светила

 И глаза людей слепила

 После света факелов

 В мраке гротов и ходов

 Слишком ярким свет казался!

 Каждый щурясь укрывался

 В тень, ни кто в ту ночь не спал!

 Каждый к свету привыкал!

 Наслаждался мягким мхом!

 Тёплым летним ветерком!

 После полной темноты

 Да пещерной духоты

 Смрад в которой развевался

 Воздух чист и свеж казался!

 Обстановка столь нова

 Что кружиться голова!

 Долго так они лежали!

 И под утро задремали

 И проспали так пол дня!

 Отобедав у огня

 Вход в пещеру мхом укрыли

Угли быстро затушили

 И отправились гурьбою

 В путь лесною стороною

 Шли пять дней, и на шестой

 Вышли на берег морской

 Глядь, у моря дом стоит!

 Из трубы дымок валит!

 Не велик домишко был!

 Кто же в том домишке жил?

 Кто ж здесь вздумал поселиться?

 И у моря приютиться?

 Ну да ладно, что гадать?

 И решили все узнать

 Кто в домишке обитает!

 В дверь стучат, и открывают

 Им старинные друзья!

 Александр да Илья!

 Те вскричали: «Михаил!»

«Где же чёрт тебя носил?»

 Крепко руку ему жали!

 Обнимали, целовали!

«Мы уж вас в живых не ждали!»

«Где ж вы черти пропадали»

«Почитай уж третий год?»

-Александр речь ведёт

 В дом друзей сопроводили

 Напоили, накормили

 Ровно тем же вечерком

 За домашним очагом

 Рассказал им Михаил

 Что он делал, где он был

 Что в пещере с ними было

 Сколько буйных глав остыло

 Про подземный стольный град

 Как вернулися назад

 Остальные все кивали

 А друзья сему внимали

 И дивились чудесам

 Что в пещере были там

 Тут мешочек Михаил

 На стол тихо возложил

 В знак правдивости рассказа

Изумруды да топазы

 Возлежали в том мешке

 И зажав алмаз в руке

 Помянул он Святослава

 Что остался величаво

 В царском троне восседать

 Государством управлять

 Но друзья не унимались!

 И расспросы продолжались

 Аж до самого утра!

 Уж рассвет, вставать пора!

 Но лишь страсти улеглись

 Почивать все собрались!

 Позже все ладью чинили

 Подлатали, подновили

 Просмолили дно, борта

 Загляденье, красота!

 И собрав запас съестного

 Все в поход собрались снова

 Но на этот раз домой!

 В благодатный край родной!

 Михаил с кормы взирая

 Молвил горестно вздыхая:

«Воротимся коль назад»

«Здесь построим дивный град!»

«Град укрытый от ветров!»

«Лучших скличем мастеров!»

«На строительное дело!»

«Пусть изладят всё умело!»

«Пусть же будет град наземный»

«Краше даже чем подземный!»

«Будем с ними торг вести!»

«На лугах овец пасти!»

«Каждый будет жить богато!»

«Мясо, хлеб менять на злато!»

«Злата много под землёй!»

«Но бедны они едой!»

«Мы исправим это дело!»

«Будем торг вести умело!»

«Будем мы в достатке жить!»

«И добро в миру творить!»

 Все тут вёсла в руки взяли

И корабль свой помчали

 Во родные во края!

 Здесь история моя

 К завершению подходит!

 Вдаль корабль их уходит!

 Уж не видно их вдали!

 Их корабль ветра несли!

 Ну а дальше что случиться

 Что с друзьями приключится

 Воротятся ли назад

 И построят ли свой град

 То история другая!

 А пока не унывая

 Плыли верные друзья

 Во родные во края!

  


 

 


[1] Абордаж – (франц. abordage от bord — борт судна), способ ведения морского боя гребными и парусными кораблями до девятнадцатого века. При абордаже корабли сцепляются и схватка между моряками ведется врукопашную.

[2] Ладья – Старинное парусное гребное судно

[3] Туесок – Короб из бересты

[4] Алебарда – (итал. alabarda), колюще-рубящее холодное оружие в виде копья, на конце которого крепится топор или секира. Русская алебарда представляла собой соединение копья с топором; последний часто бывал двусторонним. У западноевропейских алебард на обухе топора часто делались крючья для стаскивания с седла противника.


[1] В начало

 

Пожалуйста, оставьте свой комментарий - мне интересно Ваше мнение!

Ваше имя:

Ваш e-mail (для ответа):

Ваше сообщение:

Введите два любых ненулевых числа и их сумму:
плюс равно

 

Помощь проекту

 

Если вы хотите помочь проекту, то вполне можете пожертвовать столько, сколько посчитаете нужным, на следующие электронные кошельки:

Webmoney  R181789651297

Яндекс-Деньги  4100137689830

 

 

 

 

  37 неделя

___________________________________________________________________________________

 

Полное или частичное копирование материалов данного сайта, без согласия автора

категорически запрещено!

______________________________________________________

  Счетчик PR-CY.Rank